Icon Close
  • Это поле используется для проверочных целей, его следует оставить без изменений.
Icon Close
header-image
07.08.2020

Экония обратилась в ГБР с требованием расследовать преступление работников суда, Офиса Генеральной прокуратуры и ГСУ НП

В заявлении отмечено ряд грубых нарушений, указывающих на злонамеренное использование служебного положения и полномочий целой группы должностных лиц. Такие признаки присутствуют в действиях заместителя Генерального прокурора Украины Игоря Мустецы, прокурора Офиса Генерального прокурора Романа Шененко, следователя ГСУ ЧП Ильмиры Чередник, судей Печерского районного суда города Киева Ирины Григоренко и Татьяны Ильевой.

По словам адвоката «Адвокатского объединения Ореховский и Коломиец» Виталия Коломийца, преступный умысел должностных лиц усматривается в последовательно совершенных действиях и принятых решениях против Эконии, которые очевидно противоречат интересам службы и выходят за пределы, установленные законодательством.

«Это и умышленная квалификация уголовного преступления по ч. 4 ст. 190 УК, которая явно не соответствует описанным событиям. Это и умышленное внесение прокурором Романом Шененко заведомо ложных сведений в ходатайстве об аресте корпоративных прав Эконии», — отметил он.

«Так, по мнению прокурора, в 2012 году произошло похищение гр. Курилова, что привело к незаконному банкротству КПП» Золотоношская мебельная фабрика , а также ее потери гр. Титовым.

Однако, во-первых, производство по делу о банкротстве КПП «Золотоношская мебельная фабрика» началось на основании постановления Хозяйственного суда Черкасской области еще в 2007 году (этим же решением Курилов отстранен от должности руководителя фабрики, а председателем правления числится другое лицо). Во-вторых, купля-продажа недвижимого имущества  фабрики-банкрота была осуществлена ​​в 2008 году абсолютно законно на основании нотариально удостоверенного договора, подписанного между КПП «Золотоношская мебельная фабрика» и ООО «Малятко» (а не лично Ириной  Варагаш). В-третьих, имущественный комплекс фабрики не принадлежал Титову, поэтому о материальном ущербе тоже речь не идет», — подчеркнул Виталий Коломиец.

По его словам, прокурор Шененко как процессуальный руководитель имел доступ к судебным решениям во всех этих делах, «однако почему-то не оценил имеющиеся доказательства, не проверил их достоверность, а внес в ходатайство об аресте корпоративных прав «Эконии» заведомо недостоверные сведения. Все это, по моему мнению, дело для детального расследования ГБР», — отметил адвокат.